Человек на войне. Рецензия на рассказ К. Воробьёва «Крик».

Кажется, всё в этом мире проходит, забывается, тускнеет со временем, даже самое дорогое. Но это только кажется. Рассказ очевидца, старые фотографии, хорошие фильмы и книги, нечаянные встречи восстанавливают в памяти прошедшее, связанное не только с личными ощущениями и впечатлениями, с собственной жизнью, но и с судьбами других людей, с судьбой родной страны.

Писатель К. Воробьёв – участник Великой Отечественной войны. Его книга «Крик» по жанру является повестью. Но в данном случае повесть не просто определение жанра.

Среди произведений художественной литературы есть «Повесть о сыне», «Повесть о настоящем человеке», а у Воробьёва – повесть о пережитом, о войне, о любви, о смерти.

В «Крике» рассказ ведётся от первого лица, что сближает читателя с героем произведения – совсем молодым младшим лейтенантом Сергеем Вороновым.

Как он гордится своим офицерским званием! Как засматривается на свои «кубари» в петличках! Как рад, когда величают его встречные красноармейцы просто лейтенантом, а не младшим! И как близок нам, читателям, этим своим мальчишеством.

И войны-то настоящей Сергей Воронов ещё не видел. Всего несколько дней он командовал взводом, бойцы которого только и делали, что рыли окопы во время своего «землеройного марша». А война рядом. Она даёт знать о себе рвущимися в соседнем селе минами, раненой лошадью, у которой глаза были с кулак, «чернильно-синие, молящие», «рамой», кружившей над окопами.

«Как это было! Как совпало – война, беда, мечта и юность!» — писал поэт-фронтовик Давид Самойлов.

«Совпало» и в повести Воробьёва. Молодой командир, «который был всегда застенчив с девушкой, если хотел ей понравиться», поражён в самое сердце юной кладовщицей, у которой солдаты получили валенки. В жизни своей Сергей ещё «не видел такого дива, как она!», «ни до этого, ни после… не встречал такой живой красоты». Поцелуи в первый вечер, «люблю» на третий день после знакомства. Что это: распущенность нравов или легкомыслие? Я думаю, что ни то и ни другое. Это действительно любовь. Юная, чистая, прекрасная.

Автор даёт своим героям – Сергею и Маринке — одинаковые фамилии. Мало того, ещё и дата рождения у них совпадает. Бывает ли так? В жизни всякое бывает, а писатель этим хочет подчеркнуть близость двух юных людей. Нет, не физически они были близки и пока ещё не духовно. Тем и отличается, вероятно, первая любовь: если любишь, то чувствуешь, что ближе и роднее любимого человека у тебя никого нет…

Семь небольших глав в повести «Крик». Описаны всего несколько дней войны, любви и счастья. Но эти дни вместили в себя многое: и сахарный вкус Маринкиных губ при первом поцелуе (не удержалась, попробовала сахар – подарок Сергея: так хотелось сладкого), и стёртую надпись на двери её избы: «Маринка – дура», и «Давай поженимся», и зарезанного к «свадебному» столу петуха, и … летящую на фоне взрыва Маринку…

Думаю, что именно эпизод гибели героини следует считать кульминацией повести, потому что здесь сливаются в единое целое два русла: война и любовь. И ещё потому, что был наш герой желторотым младшим лейтенантом, а теперь в его «онемевшее сердце постепенно входило новое, могучее и незнакомое чувство», что-то «значительное и важное – и не только … личное». Это что-то – чувство ответственности за своих солдат, за свою землю и людей, за Родину.

Меня заинтересовал эпизод, в котором рассказывается, как выбирали бойцов для разведки боем. Разведка боем – это открытое столкновение с врагом, это, возможно, смерть.

«Есть добровольцы?» — «пропел красиво поставленным голосом начальник штаба батальона Лапин». В ответ бойцы «занято суетились», добровольцев, кроме Васюкова, не было. Наверное, не потому, что эти ребята – трусы. На войне нельзя спрятаться за спины других. Но ведь и пожить ещё хочется, да и командир больно молоденький, необстрелянный.

«Комсомольцы есть?» На этот раз вместе с Васюковым вышло ещё двенадцать человек. Для нынешнего молодого поколения комсомол – это что-то оставшееся в прошлом, не совсем понятное. Почему бойцы-комсомольцы не могли отказаться от задания? Ведь прозвучал не приказ. С другой стороны, кто-то должен идти в разведку боем. Значит, на них (комсомольцах) лежала особая ответственность за всё, что происходило на этом пятачке земли, на Родине. Есть ли такое чувство ответственности у современной молодёжи?

Многое можно рассказать и о второстепенных героях произведения: старшем сержанте Васюкове, майоре Калаче, о Кольке, младшем братишке героини, и многих других. Но я хочу вернуться к началу повести.

«И, если я не напишу об этом, ей никогда не достичь земли», — пишет автор от имени своего героя. «Ей» — это летящей во время взрыва Маринке. Мы не знаем, что стало с её родным домом, с селом, в котором то и дело рвались мины. Может быть, и от Маринки-то ничего не осталось: ни могилы, ни памятника… Чтобы освободить своё сердце от боли, но сохранить в памяти дорогой образ не только для себя, но и для других людей, написал автор эту повесть.

Гибель героини совпала с началом разведки боем, а далее повествование обрывается. В самом конце произведения мы узнаём, что очнулся Сергей в госпитале. Остался жив. «Пуля почему-то у самого сердца свернула в сторону». Врачи назвали это казусом. Оставляя в живых своего героя, автор хочет подчеркнуть, что не исполнено ещё его предназначение на этой земле. Не выполнен ещё солдатский долг (будет потом и Курская дуга, где решался исход войны, и, наверное, победные марши) и долг человеческий: никогда не достичь бы земли летящей Маринке, не будь рассказана эта история.

Короткое, как взрыв, как всплеск молнии, название – «Крик». Почему Воробьёв так назвал свою повесть? На крик обычно оборачиваются люди. Бывает крик боли, крик радости. Но существует и такое выражение, как крик души.

Название повести говорит о том, что это произведение – крик души автора и его героя, заставляющий читателя задуматься не только о прошлом, но и о себе, о своём поколении и о своём предназначении на земле.

Вернуться к списку: Сочинение по литературе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *